Jan. 13th, 2013

aime_85: (Default)
Его официальным именем было Алмс Сеттер Бар, но все знали его как Бака. Он родился в Минесоте, где и провёл первые семь лет своей жизни живя то на одном пастбище, то на другом и практически не имел дела с людьми. В первый раз я услышал о нём в баре, когда пил пиво с моим хорошим другом Дуайтом Торсоном в Колорадо.
Дуайт и я провели день перегоняя стадо коров с одного ранчо на другое. И, как только работа была закончена, остановились в баре чтобы смыть пыль в горле одной или несколькими бутылочками пива. И, как обычно, когда мы с Дуайтом встречались, разговор пошел о лошадях. Мы обсуждали рабочих лошадей Дуайта, как они были удобны и отлично выучены. Пару дней назад я встретил Дуайта на дороге. Он вспахивал поле четвёркой першеронов. Когда Дуайт увидел меня он скомандовал лошадям остановиться, бросил поводья и подошел к моему пикапу. Мы поговорили пару минут и Дуайт сказал, что он бы выпил чашечку кофе. С этими словами он пошел к расположенному недалеко магазинчику, купил нам по чашечке кофе и следующие пол часа мы провели просто замечательно — не спеша попивая кофе и обсуждая последние события в наших жизнях. Обсудив всё, что только можно было мы вышли из магазина и увидели, что четвёрка вороных стояла на том же самом месте, а поводья всё так же лежали на сиденье. Казалось, за время нашего отсутствия лошади не шевельнули ни одним мускулом. И вот сидя за бутылочкой пива я рассказывал Дуайту как я впечалён выучкой его лошадей.
«Они таковы, каковы они должны быть. Упряжные лошади, которые удирают или не слушаются своего человека не нужны никому» - философски ответил Дуайт и тем же спокойным тоном спросил не желаю ли я получить в мои руки одну из его верховых лошадей.
«Он наполовину брат моему Реду» - Сказал Дуайт. Реда Дуайт вырастил сам и ездил на нём практически ежедневно. Видит Бог, каждый конник мечтает о том, чтобы все лошади мира были столь же хороши, сколь Ред. Он был невероятно хорош и Дуайт чертовски гордился им.
«Мы с этим жеребцом толком ничего и не делали» - продолжил Дуайт - «он стоит себе целыми днями на пастбище да бока наедает. Ему сейчас семь, и я уверен, если кто-то им займётся то получит неплохую верховую лошадь. Так что если тебе интересно — забирай его».
«Я что, могу забрать его? Просто взять и забрать? Ты не шутишь?» - удивлённо спросил я.
«Нет, не шучу. Он официально зарегистрирован, так что у тебя не будет проблем с перевозкой. А у меня скорее всего никогда не дойдут до него руки.»
«Чёрт, но он же полу-брат Реда! Ты точно уверен?» - продолжал расспрашивать я, всё еще не в силах поверить в услышанное.
«Ну если тебе станет спокойнее — пообещай, что дашь мне на нём прокатиться когда я приеду к тебе в гости или одолжишь его мне, если вдруг мне понадобится еще одна верховая лошадь на перегон»
«Ок, если это всё — я согласен» - ответил я. - «Кстати, а как его зовут?»
-Его зовут Бак. Не спрашивай меня почему. Понятия не имею откуда к нему прилепилась эта кличка.
И с этими словами мы пожали друг другу руки.
Дуайт был прав в своём описании Бака. На первый взгляд в нём не было ничего особенного. Он был обычной гнедой лошадью с белым носком на левой задней и звёздочкой на лбу. Но несмотря на это у меня не заняло много времени понять, что на самом деле он был выдающейся лошадью.
Сразу после того, как я забрал его у Дуайта я начал работать с ним. Тренинг шел легко и гладко и уже вскоре мы с ним начали участвовать в соревнованиях по трейлу. Следующие несколько лет я ездил на нём практически каждый день, пробуя его в самых разных видах деятельности и не столько потому, что я его тренировал, сколько потому, что мне просто доставляло удовольствие взаимодействовать с ним. В результате, мы были практически везде и перепробовали всё, что могли попробовать всадник и конь.
Мы собирали табун из двадцати голов лошадей в лесу посреди ночи, после того, как один из моих рабочих не закрыл дверь в загон. Мы арканили сбежавшего быка, который весил более 100 кг, мы участвовали в параде ведя четвёрку бельгийских тяжеловозов. Мы были волонтерами в спасательных операциях и вывезли из гор несколько пострадавших людей — одного из которых мы спустили с высоты трёх тысяч метров посреди ночи. Когда лошадь королевы родео получила травму, она одолжила у меня Бака и он вёз огромный флаг по турнирному полю перед пятью тысячами орущих болельщиков на шести аренах. Бак никогда не делал ничего подобного и я его не учил этому, но тем не менее каждый раз он справлялся просто безупречно.
Однажды во время прогулки в горах я услышал резкий звук позади меня. Обернувшись я увидел что койот атаковал мою собаку. Без колебаний я достал мой револьвер и выстрелил в койота. Что удивительно — я никогда не учил Бака стоять спокойно когда кто-то стреляет с его спины. Он просто сделал то, что мне в тот момент было нужно. Без сомнений и колебаний. И только благодаря тому, что он стоял неподвижно я смог спасти жизнь своей собаке.
За годы своей жизни Бак научил ездить верхом стольких людей, что никто не смог бы запомнить их всех. Он возил всех, от шестилетних детей до профессиональных футболистов и знаменитых актёров. Одним из самых трогательных моментов был когда на Баке ездила женщина лет тридцати, которая была парализована ниже пояса с тех пор, как ей исполнилось одиннадцать. Когда неделя обучения подошла к концу и женщина сидела в своём инвалидном кресле, стоявший невдалеке Бак вдруг подошел и медленно положил свою голову ей на колени. Фотография этого трогательного момента до сих пор висит у меня на стене.

До того дня я никогда не участвовал в соревнованиях, но сколько-то лет назад Дуайт позвонил мне и сказал, что собирается на соревнования с одним из своих молодых жеребцов, чтобы познакомить того с соревновательной обстановкой и предложил мне составить ему компанию. И так как я как раз маялся бездельем, то согласился без долгих раздумий. Как я говорил, до того дня Бак и я никогда не участвовали в соревнованиях и, так как для нас это было скорее развлечением, чем какой-то целью мы приняли участие в нескольких стартах. Честно говоря, мы поучаствовали практически во всех. В общей сложности в двенадцати. Среди них были и трейл и баррел-рейсинг(езда вокруг бочек на скорость) и преодоление барьеров и даже конкурс на послушание и доверие, где всадник должен был провести лошадь по маршруту с завязанными глазами. По результатам в конце Бак и я заняли призовые места в девяти из двенадцати стартов и даже выиграли ремень с пряжкой. Баку ремень оказался маловат в талии, поэтому он любезно разрешил мне забрать его себе. И этот ремень я ношу по сей день.
Сейчас, когда я оглядываюсь назад и вспоминаю сколько всего мы переделали вместе и как многому я научился благодаря Баку (а это и вправду неизмеримо), я понимаю что ничто не сравнится с тем опытом сотрудничества и партнёрства, который он мне подарил. И этот опыт касается не только того, как Бак вел себя со мной, но и того, как он вел себя с другими лошадьми. Его стиль общения просто бросался в глаза если у вас была хоть капля наблюдательности и интереса.
Вскоре после того, как я привёз Бака на ранчо, где я в то время работал я выпустил его в местный табун на пастбище. На тот момент там было около тридцати пяти голов лошадей и как только я отпустил Бака сразу стало очевидно что он «новенький». Все лошади сразу же потянулись к нему знакомиться — обнюхиваться, визжать, махать копытами. Бак, проигнорировав все эти ритуальные танцы спокойно пошел к кормушке и принялся есть. Лошади, увидев что новичок не проявляет реакции и что «шоу не будет» постепенно разбрелись в разные стороны и занялись своими делами. Пит, альфа-лошадь в табуне, однако, так легко не сдался. Он продолжал кружить вокруг Бака периодически кусая его или пытался достать ударами копыт.
После минут пяти такого прессинга и одного попадания копытом прямо в мускулистую грудь Бака тот философски развернулся и неспешно отступил. Пит продолжал его преследовать, кусая за круп и за задние ноги, чем вынудил Бака подняться в ленивую рысь трусцой. И тут интересен вот какой момент — я неоднократно видел что Пит проделывает то же самое и с другими лошадьми, но те как правило, удирали со всех ног с паническим выражением лица. И такое лениво-снисходительное поведение Бака, похоже, несказанно удивляло и раздражало Пита.
Бак продолжал своё движение неспешной рысцой совершенно не обращая внимания на ярящегося за ним Пита до тех пор, пока Пит внезапно не утратил интерес и не повернул к своей любимой кормушке. По пути к кормушке Пит резко шуганул кучку стоявших невдалеке лошадей. Он зажал уши, опустил голову и сделал агрессивный выпад в их сторону. Лошади немедленно ретировались и выражением страха и почтения на мордах. Эта техника была излюбленным орудием Пита. И тот факт, что на Баке она не сработала так, как он привык явно привело Пита в недоумение.
Бак постоял несколько минут оглядывая пастбище. В разных местах пастбища стояло 7 кормушек. Возле каждой из них плотным рядком стояли лошади и только возле одной кормушки ела всего лишь одна лошадь — Пит. Бак явно решил что нет смысла идти к кормушкам, вокруг которых и так толпились лошади. И вполне логичным решением было пойти к той кормушке, возле которой было минимальное количество лошадей. То, что случилось дальше впечатлило меня настолько, что стало одним из ключевых элементов в моей методике работы с лошадьми.
Бак, решив есть из той кормушки где стоял Пит начал двигаться в её сторону. Когда до кормушки оставалось около 70 метров Пит заметил Бака. Он моментально заложил уши, оскалил зубы и с вытянутой вперёд головой как змея бросился на Бака. Бак развернулся и отошел рысцой метров на 5, что удовлетворило Пита. Он остановился, возмущенно фыркнул, и махнув головой гордо порысил обратно к кормушке. Бак выждал пару минут, а затем опять не спеша зашагал к кормушке. И снова Пит кинулся на Бака, и опять Бак сделал несколько темпов рыси отступая. И такой танец продолжался следующие минут тридцать.
Что меня во всём этом восхитило — так это то, что Бак совершенно спокойно и осознанно превратил обед Пита в цирк. Второе, что я отметил — он практически не тратил на это сил. Во время его подходов и отступлений он делал шагов пять-шесть, в то время как Питу приходилось пробегать пятьдесят метров туда и пятьдесят метров обратно галопом, для того, чтобы держать Бака на прежней дистанции и Пит заметно вспотел и подустал.
Через минут тридцать изменения стали очевидны. В то время как Бак постепенно приближался Пит уже не устраивал нападений галопом. Он отрывался от еды, поворачивал морду в сторону Бака, зажимал уши и раздраженно мотал головой вверх-вниз. Когда он так делал Бак замирал, но как только Пит отворачивался и начинал есть — Бак снова приближался. Еще через пол часа Бак таки добился своего — он не только подошел к кормушке — он ел из неё, стоя буквально в паре шагов от Пита.
Наблюдая за этой ситуацией я сделал несколько выводов. Первый — в своей тактике Бак не использовал ни капли силы или агрессии, даже тогда, когда агрессия применялась по отношению к нему. Второе — он оставался совершенно спокойным на протяжении всего процесса и использовал минимальное количество энергии. Третье — он построил взаимодействие таким образом, что нужный ему вариант решения ситуации (пустить его к кормушке) был самым лёгким и требовал минимум усилий, в то время как ненужный ему вариант (в котором Пит прогонял Бака) требовал массы усилий со стороны Пита.

Profile

aime_85: (Default)
aime_85

August 2015

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:51 am
Powered by Dreamwidth Studios