aime_85: (Default)
Итак, если продолжать тему того чем мозг детей отличается от мозга взрослых и как это влияет на их картину мира то мы неизбежно будем привязываться к возрастным кризисам. Возрастные кризисы – это качественные скачки развития мозга, которые связаны с его стремительным ростом, а также обучением и воспитанием ребенка.
За первые 8 месяцев своего развития младенец проходит огромный путь от абсолютно беспомощного существа до маленького человека, который плюс-минус может самостоятельно передвигаться, есть и выражать себя.
О том, как ухаживать за малышом, чем его кормить и как сенсорно и физически развивать написано множество книг и статей и как правило все родители хорошо знают это, больше внимания мне хочется уделить психологическому развитию в этом периоде. Долгое время считалось что младенцы еще маленькие, ничего не понимают и так как ничего не помнят, то и психики и психического развития как такового нет, но на самом деле более поздние исследования и наблюдения показали, что этот период в жизни является одним из важнейших:
Именно в этом периоде у малыша закладывается базовое доверие или недоверие к миру –это представление о том каков этот мир - безопасный и дружелюбный или страшный и враждебный.
В возрасте 2-4 месяцев младенцы осваивают эмоциональный контакт с окружающими его взрослыми и учатся эмоциональному общению.
И еще одна важная задача – это сформировать привязанность ко взрослым, которые за ним ухаживают.
Остановимся на каждом из пунктов подробнее.
Базовое доверие к миру формируется на нескольких вещах:
А) Получает ли младенец необходимый физический уход - еда, сон, смена памперсов. Делается ли это с вниманием к нему, его потребностям, делается ли это регулярно и делается ли это с нежностью, заботой и лаской.
Б)получает ли младенец достаточно физического и эмоционального контакта - носят ли его на руках, обнимают ли его, говорят ли с ним нежно, реагируют ли на его плачь или другие звуки и движения? Как к нему прикасаются – ласково, нежно, бережно, заботливо, уверенно?
В) Является ли мир вокруг младенца надежным? Если есть более-менее выстроенный режим, получает ли малыш более-менее адекватную и одинаковую реакцию на его действия - он понимает что мир предсказуем и стабилен, он знает чего ожидать и что будет дальше.
Такая забота создает отношение, при котором маленький человек чувствует себя нужным, желанным, понимает что о нём заботятся и его берегут. Согласитесь, это очень важно для абсолютно беспомощного существа.
Вторая важная психологическая задача этого периода – это непосредственное эмоциональное общение. Человеческая способность к общению на самом деле многослойна. Мы считаем что общение – это в основном, речь, но на самом деле сначала формируется эмоциональное общение, на его основе – экспрессивно-знаковое (на основе жестов), а уже на их основе – речевое общение.
Непосредственно-эмоциональным общение называется потому что оно без определенных жестов или конкретных слов. Первый признак его возникновения – это когда младенец начинает улыбаться людям и проявлять комплекс оживления – малыш поддерживает контакт глазами, гулит, тянется ручками и телом ко взрослому. Это то, что можно назвать чистым контактом. Малыш как бы говорит «я есть», а взрослый отвечает ему «ты есть, я тебя вижу, я рад тебе, ты хороший». Со временем если мама сама эмоционально отзывчива – если она говорит с малышом живо и эмоционально, если она показывает ему разную мимику и гримасы, поёт песенки, читает потешки - то ребёнок начинает подражать ей, экспериментировать, он учится инициировать контакт, поддерживать его и завершать (например – отворачиваться или закрывать глаза если он устал). Именно тут зарождается способность распознавать эмоции и телесных язык других людей.
Третья важная психологическая задача этого периода – формирование надежной привязанности. Про привязанность и её важность сейчас очень много информации в интернете, это одна из доминирующих теорий воспитания детей в наше время. Привязанность – это когда ребёнок знает, что есть взрослый, который о нём заботится, который его защищает, учит и является посредником между ребенком и большим миром.
При надежно сформированной привязанности ребенок получает чувство базовой безопасности и может имеющиеся у него силы использовать на развитие и изучение мира. При ненадежной привязанности или её отсутствии ребенок находится в состоянии хронического стресса и его развитие идёт значительно медленнее и труднее. Дети с надежной привязанностью лучше спят и кушают, активнее в познавательной деятельности, инстинктивно подражают взрослому, хотят быть похожим на него и стремятся слушаться. Плюс к этому – именно тип привязанности который формируется в детстве зачастую определяет как будут складываться отношения во взрослом возрасте (но - тип привязанности может меняться в течении жизни, так что это не диагноз). Выделяют следующие виды привязанности – надежная, амбивалентная (сопротивляющаяся), избегающая, дезорганизованая, симбиотическая.
Я очень вкратце написала о задачах этого возраста, если по каким-то пунктам или понятиям нужно больше информации –вы пишите, пожалуйста, я дам ссылки на статьи или книги или напишу более подробные посты на эту тему.
Ну и в заключение хочу сказать что объем задач стоящих перед этим возрастом достаточно большой, и мама не должна брать на себя ответственность и справляться со всем этим в одиночку. Нужно и полезно привлекать к уходу и общению с младенцем всех близких людей и при необходимости пользоваться услугами няни.
А также – не нужно бояться всё испортить и совершить ошибку. При наличии эмоциональной связи с ребенком и любви к нему большинство вещей мамы делают правильно совершенно интуитивно, более того, определенный процент ошибок, около 30% положительно сказывается на развитии ребёнка. Дети – удивительно гибкие, живучие и приспосабливающиеся существа и лучшее что может с ними случится – это не идеальная, а счастливая и любящая мама рядом.
aime_85: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] tromentano в Тест с пирамидкой для… родителей!


Вообразите, что вы принесли малышу новую игрушку — обычную детскую пирамидку — садитесь рядом и предлагаете поиграть с ней. Пирамидка стоит перед ребёнком, он разглядывает её, но не трогает. Через какое время вы начнёте показывать, как она разбирается? Через одну, пять, десять секунд?

Немного назидательного про директивность и занятия с детьми >>>  )

aime_85: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] anna_paulsen в Еще про эмпатию
Утащено с ФБ, автор Ольга Нечаева

У нас (в нашей культуре) эмпатия - вещь непривычная. Вот катят годовасика в коляске через дорогу, а ему не нравится, и английская мама не задумываясь говорит "Ohh I know I'm so sorry baby it must be awful to sit like that, sorry you have to do it". Разве привычно услышать русскоговорящую маму с выдирающимся из коляски ребенком "малыш мне так жаль, что тебе приходится сидеть, я знаю это ужасно, как жаль, что тебе приходится это делать". Мы внутренне не можем признать вслух, что ребенку сейчас с нами ужасно. Мы постараемся отвлечь, развлечь, и обьяснить, что "ничего зато как весело", "смотри птичка полетела", "ну хватит мы сейчас уже приедем", "кто тут так громко плачет", и так далее.
Но это пост не осуждения, я сама эмпатию учила по слогам. И я глубоко верю, что это тренируемый навык, и вовсе необязательно должен быть естественным и самозарождаться из глубоких движений души.
Так вот, кроме всего прочего животворящего для личности ребенка, эмпатия очень и очень сильно помогает жить. Потому что она выводит нашу роль, как родителя из под постоянной необходимости решать жизнь за ребенка или конфликтовать с ним.
Когда ребенок говорит "скучная домашняя работа" - мы не обязаны стоять под дулом решения заставить-надавить-разрешить не делать-забрать из школы, мы можем просто его поддержать: "да, мне бы тоже было не особо интересно с таким-то заданием". И все.
Мы не обязаны ввязываться в борьбу дать сладкое перед едой или не давать на "я хочу печенье", достаточно быть "да, оно выглядит очень вкусным".
Необязательно бросаться в скомороха, если ребенок говорит "мне скучно ждать", можно просто поддержать его "да, тяжело когда так долго ждать приходится, я тоже не люблю".
"Я стесняюсь" не требует "не стесняйся, все получится", оно требует "мне тоже было страшно, когда надо петь перед чужими".
У меня ничего не получается!" не обязано вызывать массу действий по спасению и получанию, оно просто требует "даа, сложно и не выходит с первого раза", и даже если после этого он с яростью бросит "мне не нравится! не буду это делать", его тоже можно оставить в этом быть, "обидно, когда не выходит". И оставить. Пусть будет в этом. Он вылупляется там в себя, пусть.
Мы очень недооцениваем своих детей. Когда их оставляешь вот так, в поддержке, быть - они делают удивительные вещи. Они берут решения на себя. Они пробуют снова. Они возвращаются к брошенному. Они идут вперед. Они вздыхают и ждут десерта. Они просят помощи. Преодолевают лень. Идут навстречу своим страхам.
Эмпатия нормализует негатив, избавляет от страха "негативных эмоций", которым все так охвачены. Ребенок вновь и вновь проходит ситуацию, что можно испытывать страх, раздражение, гнев, неуверенность - и жить сквозь это все. Эмпатия - это не только способ понять свои чувства. Это сильнейший опыт прохождения сквозь трудность, сквозь собственное несовершенство в активной, а не пассивной роли.
Если мы говорим, что проактивность и осознанность являются чуть ли не обязательными слагаемыми наполненной, счастливой, осмысленной жизни, то именно эмпатия позволяет им зародиться.

aime_85: (Default)
Сегодня у нас будет сказка, а может и не сказка...
Итак, у нас есть принцесса, одна штука. Строго говоря, любой ребёнок изначально - он принц или принцесса - добрый, честный, открытый, смелый. Я думаю, принцев эта история касается так же, но я не принц и не поручусь до конца, поэтому буду писать про принцесс, их я знаю лучше.
У нас есть страшное проклятие, которое превращает любую принцессу в злую колдунью.
На самом деле все люди обладают магией. Пока принцы и принцессы маленькие для них каждый взрослый - это волшебник или колдун.
Как я говорила выше - все дети рождаются принцами и принцессами, но если рядом с принцессой есть злая колдунья, то она сделает всё, чтобы превратить принцессу с помощью сложного и страшного проклятья в такую же злую колдунью как она сама. Почему злые колдуньи становятся злыми я не знаю, может на самом деле они и не злые, может их тоже заколдовали в детстве, дело в том, что они видят мир не так, как другие люди. Уак у Кая из сказки "Снежная Королева" у них в глазах и сердец есть кусочки льда, "кривое зеркало" которые искажают то, на что они смотрят так, что видят эти взрослые только недостатки и ошибки. Эти колдуньи искренне верят, что маленьких принцесс нужно любить не за то, что они есть, а только за то, что они делают и делают идеально. Эти колдуньи считают, что хвалить принцесс нельзя, если принцесс хвалить - они не будут учиться и становиться лучше. Эти колдуньи считают, что говорить принцессам о том, что у них получается и чем или в чём они хороши - нельзя, иначе принцессы загордятся. И вот принцесса изо дня в день слышит "ну что же ты такая неаккуратная!", "никогда не видела таких невнимательных принцесс!", "ты вредная, непослушная и ленивая!", "вечно ты одни глупости говоришь!", "будешь так учиться - никогда не станешь королевой и все будут над тобой смеяться", "ты на себя посмотри - как ты себя ведёшь, тебя ни один принц замуж не возьмёт", "разве принцесса может так испачкаться? ты не принцесса, ты поросёнок, а вырастешь свиньёй", "ты себя в зеркале видела?","и за что мне такое наказание, как ты!", "вот я в твои годы...", "ты зачем меня злишь?". Таких фраз много и все они разные. И каждая из них, словно маленькая льдинка, проникает в глаза и сердце принцессе. И из этих маленьких льдинок в её глазах тоже вырастает кривое зеркало и она перестаёт замечать красоту в себе. Всё хорошее, что в ней есть - кажется ей бессмысленным и ненужным, глупым и недостойным. Она не такая, какой должна быть принцесса - не-правильная, не-умная, не-красивая, не-уместная.
И тогда принцесса постепенно меняется. Она перестаёт быть весёлой, шумной и непосредственной - она теперь сидит тихо и смотрит в пол. Ей больше не нравятся красивые, яркие платья, ведь в них еще заметнее, какая она некрасивая и неуклюжая. И она начинает носить что-то бежевое или коричневое, немаркое, неприметное, объёмное-мешковатое. Она боится и не хочет делать что-либо, сверх самого простого и необходимого, ведь она знает - всё, что она попробует сделать она сделает не так как надо. То, что она говорит - либо глупо, либо неправильно, либо банально, поэтому лучше молчать или обходиться десятком фраз из этикета вроде "извините", "спасибо", "прекрасная сегодня погода" и "не желаете ли чаю?"

Когда заклятье набирает полную силу льдинки проникают ей в сердце, создавая вокруг него ледяную сферу, и принцесса перестаёт видеть хорошее не только в себе, но и в мире вокруг неё. Её больше не радуют пение птиц и зелень деревьев, ей становятся скучны разговоры и не интересны другие люди, ей кажется, что все вокруг неё либо глупы и посредственны, либо наглецы и хамы. Вот так принцессы превращаются в злых колдуний.

Но если уж у нас сказка - в ней должна быть надежда на хороший конец. Ведь будь всё так плохо весь мир был бы населён одними злыми колдуньями.
Что же делать, как же быть? Можно ли расколдовать принцессу? Это сложно, потому что чары, наложенные на принцессу сильны. Чары сами себя подпитывают и чем дальше, тем крепче они становятся. Чтобы расколдовать принцессу нужны добрые волшебницы, те, у кого нет ледяных осколков, те, которые видят не только плохое, но и хорошее. Те, которые верят, что человек хорош сам по себе, что у каждого из нас много достоинств, что каждый из нас достоин внимания, интереса и уважения. На каждое плохое слово, сказанное принцессе им нужно найти семь хороших. Но не просто найти, стандартные фразы вроде "ты самая обаятельная и привлекательная" не помогут. Нужно и правда увидеть в заколдованной принцессе что-то хорошее, что-то, что принадлежит именно этой принцессе, увидеть и искренне этому порадоваться, так, чтобы в груди образовался мягкий, тёплый комочек и обращаясь к этому комочку, беря из него тонкую ниточку энергии и вкладывая эту энергию в слова "когда ты улыбаешься мне становится радостно", "мне с тобой интересно", "ты добрая и смешная", "с тобой весело", "ты удивительная", "только ты можешь... " "только ты замечаешь...", от каждого такого слова ледяные осколки ломаются, раня и без того усталую и истерзанную душу. И принцессы будут злиться от боли, кричать, отвергать и прогонять ту, что причиняет эту боль. Но если волшебнице хватит сил и мудрости оставаться рядом и прощать, то осколки начнут таять и принцесса будет плакать, из со слезами из неё будут уходить холод и боль. Капля за каплей отогревая сердце, осколок за осколком вынимая кусочки кривого зеркала, злая колдунья снова будет замечать хорошее в себе и других, снова начнёт радоваться миру и людям, пока в один день её сердце не оттает полностью.

Спустя какое-то время она увидит ту, которая когда-то была принцессой, ту, в чьих глазах и сердце такие знакомые ей льдинки...

aime_85: (Default)
Меня на прошедшей трёхдневке с помощью коллеги нагнало важным осознанием. Далее история натолкнувшая меня на инсайт:
"Когда мне исполнилось 5 лет на мой день рожденья купили торт с большой красивой розой в центре. Я весь день предвкушала как я буду её есть и какая она будет вкусная. И тут вечер, вся семья за столом - мама, папа, я, торт и младшая сестра. И вот тот волшебный момент, когда режут торт и я дрожу от радости и возбуждения и в этот момент сестра, которой было 3 года просит розочку себе. Я помню своё возмущение, обиду, злость и фразу папы "ну она же маленькая, уступи ей". Розу отдали сестре, я убежала в свою комнату и плакала там и слышала как папа говорил "не подходите к ней, нечего баловать, пусть выйдет сама и попросит прощения за испорченный вечер".

И я поняла что меня всё моё детство воспитывали этими прекрасными фразами про "маленьким нужно уступать", "не будь жадиной, нужно делиться", "видишь как приятно когда с тобой делятся", "ты у нас такая взрослая и умная, отдала сестре конфетку", "вот другие дети вредные и жадные, а ты у нас хорошая, добрая девочка, всегда поделишься".

И я на это покупалась как голодная рыба на пластиковую обманку. Я гордилась тем, что я такая взрослая и хорошая, что мама мною гордится. И я совсем не хотела быть как те противные, вредные и жадные дети, которых никто не любит и с которыми никто не дружит.

Я выросла и по-прежнему уступаю и отдаю тем, кому важнее, тем, кому нужнее, тем, кто несчастнее. И получаю ментальный бонус "я взрослая, я сильная, я добрая". И всё бы хорошо, но только мне нужен не ментальный бонус, а совсем другие вещи - время, внимание, помощь, забота, да та же самая долбанная розочка на торте!

И получается что делиться и уступать меня научили, а вот заботиться о себе, давать право на свои желания и отстаивать их - нет.
aime_85: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] katish05 в Преждевременное взросление
Лентой контакта принесло и отозвалось:

Преждевременное взросление – один из наиболее адаптивных ответов ребенка на недостаток безопасности, заботы и эмпатии.
«Я могу все сам! Я со всем справлюсь! Мне никто не нужен!», - решения, ограждающие от боли одиночества, непонимания , тревоги и страха.

В погоне за автономностью отбрасывается все, что не успевает подстроиться под стремительный рост. И это не проходит даром. Мне кажется, это похоже на выгонку крокусов к Новому году. Они и впрямь начинают цвести в декабре, но у них маловато сил и устойчивости.
Так и тут. Все бы хорошо, и жизнь у таких детей обычно вполне удается (особенно если смотреть на нее со стороны). Еще бы: ведь столько усилий прикладывается к тому, чтобы быть самодостаточным.

Чем придется платить зависит от многого. Часто – нескладывающимися или безрадостными личными отношениями . Сверхрациональностью и притупленными эмоциями (интеллект гораздо проще вырастить в ускоренном темпе). Может быть, неожиданным для всех, «как бы внезапным» срывом. Или регулярно возвращающейся тоской.
В самом лучшем случае - только ноющим ощущением того, что чего-то важного очень и очень не хватает. Что жизнь могла бы быть гораздо полнее, звучнее и ярче. Правда, мне не кажется, что это такая уж низкая цена.

Но когда такие люди приходят в терапию, им невероятно сложно. Потому что им необходимо вернуться назад. Найти те части себя, что были отброшены за то, что не могли и не хотели быстро взрослеть.
А для этого нужно позволить себе быть ребенком рядом с другим взрослым. А это очень трудно. Потому что они уже взрослые люди и переживать себя ребенком - унизительно. И потому, что они чувствуют свою подспудную, тщательно скрываемую нужду в покое и доверии. И очень боятся, что если позволят себе расслабиться, уже ничто и никогда не заставит их двигаться, и все завоевания будут потеряны.

Но, конечно, больше всего они боятся повторения того, что было пережито в детстве. Того, что они доверятся, и им снова будет больно. Не от хорошей жизни они стали когда-то теми, «кто может сделать все сам, и кому никто не нужен». Просто это был наилучший выход.

Наталья Дикова.

aime_85: (Default)
Ну и вдогонку на вечер пятницы. Я тут вспомнила про один потрясающий пост, который в своё время, кажется, постеснялась перепостить. А зря. Он того заслуживает.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] olkan в Записки Думающей Мамы - как думают дети
Я не психолог, и ниженаписанное - просто мое видение. Это не теория, я не могу ее защитить, и ничего про это не читала, просто мне так видится.

Про то, как видят мир дети, и что из этого вытекает.

Мне кажется, что когда ребенок совсем маленький, весь мир для него - это такой странный цветной узор, картина абстракциониста, ведь он совсем ничего не знает, что это большое темное пятно - это шкаф, и он отдельно от белого пятна, стены, и он стоит, и открывается, и производит шум, и он неживой. Мне кажется, перед ними течет этакая матрица из звуков, цветов, запахов, и по мере роста, наблюдая, они начинают отделять лица он не-лиц, а потом вдруг обнаруживают, что лицо и руки, которые к ним прилетают - это вместе мама, а потом, что мама может уйти, и она еще больше и у нее есть еще куча всего. Я помню момент, когда мой сын начал замечать, что я переодеваюсь, то есть он впервые отделил одежду от меня - показывал пальцем и смеялся над новыми платьями. А потом вдруг осознал колготки и расплакался - потому что у мамы вдруг изчезли привычные части тела и появились вместо них новые, а маленькие дети боятся перемен, и мне пришлось снимать и надевать колготки, чтобы он понял - что они - это тоже такая отдельная штука. И так во всем, время начинается распадаться на спать и не спать, потом на день и ночь, потом на еще на кусочки поменьше, и общие понятия "есть" постепенно делятся на кусочки, и появляются завтраки, в которые едят кашу и тосты, и обеды, в которых еда распадается на первое, второе и третье, и так далее, пока весь мир не разложится на понятные кусочки лего.

Так к чему я это. Для меня понимание этого восприятия делает максимально понятным большинство "капризов" и прочих нелогичных требований. Мне кажется, что ребенок видит ситуацию в целом, как такую целостную инстаграммку, картинку. Знаете, как у нас бывает - вот если вспомнить собственное сильное впечатление - как в нем важны детали! Вот например я помню как пустила лошадь в галоп по берегу моря, помню до сих пор, и в этой картинке есть все - и серый цвет неба, и шум шторма, и запах лошадиного пота, и взрывающая сердце радость полета и свободы. И если бы я еще раз оказалась в такой ситуации, и мне бы предложили ехать не на лошади, а на осле? Или вместо шторма сделать жару и штиль? Вот мне почему-то кажется, что все мелкие ситуации для детей - гораздо более эмоционально насыщены, чем думаем мы, и они так же целостны и неотделимы. И если мы когда-то впервые сказали малышу "это - твоя новая чашка" то вот эта синяя чашка, и голос мамы, и гордость, которую он испытал, именно новизна какой-то этой эмоции - у него сложилось в этот отпечаток. И он снова и снова хочет пережить эту новизну гордости, или чего-то еще, чего он, маленький, впервые пережил в какой-то момент с этой синей чашкой, а мы ему говорим "да какая тебя разница, пей из желтой". НЕТ! Гордость, самостоятельность, первые осознанные ощущения "я пью сам", не знаю, ощущения бортика пластмассы на губах, ручки чашки в руках, сока в ней - все это ОБЯЗАТЕЛЬНО, а мы говорим - "желтая", а мы говорим - "какая разница".

Или про время. Вот сидит он катает машинки, я говорю "пойдем ложитсья, пора спать", он кричит "нееет, не хочуу". И я, глупая, занудно объясняю, что спать нужно. Но он не против спать, он против того, чтобы я разрушала что-то важное и здоровское, что происходило в этот момент. Он говорит "нет" отказу от радости катания машинки, всей этой радости тяжеленькой красной машинки в руки, как у нее колесики поворачиваются об ковер, интересно, и он сам их поворачивает и так, и сяк" а тут мама пришла и говорит "прекрати радость". Нет, мама, конечно, так не говорит, мама говорит "пойдем спать", но по сути мама говорит "прекрати радость". И если мама скажет "бери машинку с собой, пойдем наверх", то он с радостью пойдет, потому что он не против спать, он против - отдать машинку.

Знаете, как часто я прокалывалась на ерунде, пока не научилась об этом думать?
- Тесса, хочешь яблоко.
- Нет
- Ты же хотела?
- Нет
И тут ты понимаешь, что в друх руках у нее новые пупсики и яблоко - это не яблоко. Яблоко = в руке не будет пупсика. Поэтому я научилась смотреть на эти вещи и говорить "ты можешь положить пупсика в карман и поесть пока яблоко, а он в кармашке посидит". Я придумываю для нее новую интересную инстаграммку "я ем яблоко и пупсик у меня в кармашке", она уже предчувствует это новое ощущение - и самой положить его в кармашек, и чувствовать его через ткань платья, и знать, что он там, и думать, как он там, как в домике, и еще есть яблоко". И она подпрыгивает легонько от радости и говорит "да, да!", и кладет пупсика в кармашек, и берет яблоко, которое секунду назад не хотела.

Разве это хуже, чем галоп на лошади по берегу штормящего моря?

Я даже не могу передать, какое количество конфликтов не состоялось просто потому, что я постаралась увидеть ту "инстаграммку", в которой ребенок сейчас, и постараться ее спасти для него, или предложить новую.

Все наши самые сильные, самые яркие воспоминания - это воспоминания сильной эмоции - радости, свободы, силы, легкости, печали, одиночества, власти, преданности, предательства, стыда, счастья. Для ребенка каждая новизна освоения мира - это сильная эмоция, такая же сильная. Если видеть, как проживают их дети в выборе чашки одного цвета или бутербродов только треугольничком - можно научиться их узнавать и уважать. А если уважаешь - то сможешь догадаться, что на улицу не хочется, потому что под лестницей в прошлый раз напугала паутина, что из гостей нужно уйти, потому что все в платьях, а она одна в джинсах, и надо решать проблему, как стать принцессой в джинсах, ведь все девочки как принцессы, а не взрослую глупость "ну пойдем, что ты как маленькая, будет же интересно", и в туалет не хочу, потому что фен для рук шумит страшно, а не потому, что не хочется, и хочу взрослую вилку, потому что когда она в прошлый раз ела взрослой вилкой, мама посмотрела любящими глазами и засмеялась. И нужны любящие глаза, а не вилка. Но она еще этого не знает, она еще не отделили любящие глаза от вилки. Поэтому нужна вилка.

И нам надо про вилку догадаться.
И надо эту вилку дать.



П.С. последнее время чувствую себя сейчас девочкой с пупсами в руках. Чтобы взять что-то новое - нужно отпустить что-то старое. А отпускать старое страшно, вдруг в новом не будет такого хорошего как в старом?
Вроде большая девочка, а всё те же проблемы :))).
aime_85: (Default)
А вот, собственно тот отрывок, который я прочитала первым и под впечатлением от которого ходила несколько дней.. Вот так нарциссическая травма и передаётся от родителей к детям.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] radulova в Андре Агасси. Откровенно.



Незадолго до того как мне исполнилось восемь, отец решил что с меня хватит махания ракеткой в Кембриджском клубе: пора переходить к участию в настоящих турнирах, которые регулярно проходят в Неваде, Аризоне и Калифорнии. Там бы я мог сразиться против настоящих живых мальчишек - своих ровесников. Теперь каждые выходные вся семья забирается в машину, и мы отправляемся либо на север по шоссе 95 в сторону Рино, либо на юг через Хендерсон по плотине Гувера в Феникс через пустыню мимо Скотсдейла или Тусона. Машина, которую ведет отец, - второе самое ненавистное мне место после теннисного корта. Но за меня все решили: я обречен провести детство между этими двумя тюрьмами.

Я выиграл семь своих первых турниров в возрастной группе младше десяти лет. Отец никак не реагировал на это: в его глазах я лишь сделал то, что должен был сделать. По пути обратно, проезжая через плотину, я смотрю на воду, запертую в монолитных стенах. Я вижу надпись на постаменте флагштока: "В честь тех, кого вдохновляла идея превратить заброшенные земли в цветующие сады..." Эта фраза крутится у меня в голове. Заброшенные земли. Есть ли на земле места более заброшенные, чем наш дом посреди пустыни? Я думаю о ярости, распирающей отца, будто река Колорадо, запертая плотиной Гувера. Рано или поздно его прорвет, это лишь вопрос времени. Единственный выход - постараться заблаговрменно вскарабкаться на возвышенность. Для меня единственное спасение - побеждать. Всегда побеждать.

Мы едем в Сан-Диего, на стадион Морли Филд. Я играю с мальчиком по имени Джефф Таранго. Он владеет ракеткой гораздо хуже меня, и все же я проигрываю первый сет - 6-4. Я потрясен. Отец готов убить меня... "Почему ты меня не слушал? Почему ты продолжал укороченные удары?" Но я впервые в жизни не боюсь отца. И пусть он в ярости - я разъярен еще сильнее, чем он. Я зол на Таранго, на Бога, на себя самого... Я должен был не допускать, чтобы игра закончилась вот так. Теперь в моем послужном списке всегда будет поражение. И ничего с этим не поделаешь. Я не в силах продолжить мысль, но она приходит сама: я могу ошибаться. Я несовершенен. Дефективен. Миллион мячей, отбитых в поединке с драконом, - выходит, все они зря?

Я много лет слушал, как отец кричит на меня за промахи. Одно-единственное поражение - и вот уже я сам жестоко казню себя. Я перенял его манеру - его нетерпение, перфекционизм, ярость, и теперь его голос не просто похож на мой: его голос стал моим. Чтобы мучить меня, отец больше не нужен. Я прекрасно справлюсь сам.
aime_85: (Default)
Я давно и с наслаждением читаю заметки Татьяны Губиной о том, как в её семье появилась приёмная дочь. Заметки эти написаны в форме историй, поэтому читаются легко. Но мне они особенно интересны тем, что Татьяна очень просто и наглядно рассказывает о тех моментах воспитания, которые обычно проходят совершенно незаметно. И эти моменты на самом деле являются самым важным, оказываются теми кирпичиками, на которых строится будущая личность, формируется отношение к жизни и отношения с жизнью :).
Вот, например, кусочек: )


А тем, кому интересно я советую прочитать всё, начиная с самого начала
aime_85: (Default)
 продолжаю пока есть настроение... 

Книга Соловейчика... теорию цитировать не буду, слишком много... постараюсь изложить кратко. 
В любом акте воспитания есть две составляющих цель и средство. Их можно кратко охарактеризовать  "что мы хотим донести" и "как мы это доносим". 

а вот примеры процитирую: 
Поставим мысленный эксперимент. Предположим, некий мальчик дурно вел себя во дворе: побил маленького
 соседского мальчишку. Тот пожаловался своему отцу, отец отправился к соседу - "приструни, мол, своего", и наш отец берется за ремень. Он порет сына, приговаривая: 
- Не бей маленьких! Ты у меня на всю жизнь запомнишь, как маленьких бить!
Вопрос: чему учит отец? Бить маленьких или не бить маленьких?
Теперь мы можем ответить: неизвестно, научит ли он тому, чему хочет научить, но бить другого - научит наверняка.
  
Наши цели ребенку, как правило, недоступны. Он не может понять, отчего нельзя стукнуть пристававшего к нему соседского мальчишку, зачем надевать теплую куртку, когда еще тепло, зачем есть, когда не хочется, зачем спать, если не спится, зачем сидеть за уроками, если все равно ничего не понятно, - всех этих целей ребенок не понимает. Но средства, которыми мы своих целей пытаемся достичь, вполне ребенку доступны. Замечание, брань, крик, ремень - что тут непонятного? Школа обучения средствам открывается на первой минуте после рождения.
Воспитание, повторим, - это обучение средствам для достижения своих и общих целей.
  
 Грубовато обращаясь с младенцем, я учу его грубости, и больше ничему. Какая бы у меня ни была важная цель: здоровье ребенка, его будущее, его жизнь, но учу я его одной лишь грубости. Ее он воспринимает, а не мою цель
aime_85: (Default)
 Давно интересуюсь воспитанием... детей, лошадей, просто людей... наблюдаю, читаю книжки, обсуждаю... самое интересное для меня постараюсь выкладывать... 

начну с Невзорова. Не кажу что я его фанат, или даже поклонница, или последователь, но почитываю, поглядываю, то, что нравится использую. Одно из лучших его выражений

Не существует нарушения дисциплины лошадью. Существуют ошибки воспитателя и честная реакция лошади на них. 

Цитата может быть не точна, но смысл, как мне кажется передаёт. Будет время - найду точную цитату. 

Profile

aime_85: (Default)
aime_85

September 2017

S M T W T F S
      1 2
345 6789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 22nd, 2017 06:08 am
Powered by Dreamwidth Studios